a_str: (Default)
В результате раздумий и обсуждений на все ту же тему - насчет внутренней стервы-подростка - появилось определение, полностью проясняющее и ситуацию, и то, почему у меня этот персонаж изначально получил имя Лолита.
В чем суть стревозности Лолиты? В том, что она - жертва и приз одновременно.
Одновременно.
Одновременно она объект грязных манипуляций и запредельного вожделения.
И я даже, кажется, понимаю, откуда это желание жертвенности и призовости одновременно.
Берем миф. (Всегда имеет смысл брать миф, по-моему.) Персей и Андромеда.
Андромеда, чистая, прекрасная, непорочная дева, является призом и жертвой одновременно. Она страдает, но все вот-вот закончится просто прекрасно.
Но! (Сейчас вылетит птичка)
Она НЕ является жертвой и призом для одного и того же субъекта. Ее положение - разное относительно двух пластов. Чудовище видит в ней жертву, герой - приз.

В одном из комментариев я привел простейший прмер действия из субличности Лолиты - вусмерть разобиженный подросток бежит из дома, прихватив золотую цепочку матери.
С одной стороны - он жертва родительсткого произвола, и не забывает себе это повторять, с другой - он отлично ЗНАЕТ, что он - приз, драгоценность, поэтому в суд на него никто не подаст, родители не подают в суд на несовершеннолетнийх детей.
Вот это одновременное проживание себя как жертвы и приза - вот это и есть то, что приводит "выходы" Лолиты к катастрофе. Потому что, помимо всего прочего, это означает, что ближайший этого человека, самый близкий - одновременно его герой и чудовище. А так не бывает. Не бывает так никогда, и приходится искать подтверждения и тому, и другому.
Равно как и подтверждения тому, что ты - и жертва, и приз.
(Поиски и добыча этих подтверждений приводят к тотальной катастрофе в отношениях, я даже не буду расписывать, почему, все тут взрослые люди, виды видавшие.)

А реальность всегда такова, что - ЛИБО то, ЛИБО другое. Только либо то, либо другое. И то хорошо бы, чтобы на этом твои качества не исчерпывались.
a_str: (Default)
Вчера был разговрор и теперь мне интересно.
Я много раз сталкивался с одной очень интересной субличностью, и у себя, и у других.
Это девочка лет двенадцати, но сама себя она считает гораздо старше.
Она получает голос и практически полную власть тогда, когда ситуация (в основном, в отношениях) выглядит следующим образом: завывает сирена, одновременно с ней ритмично загорается табличка "выхода нет", то есть уровень стресса абсолютно невыносим, а понимания, как прекратить ситуацию, фактически нет.
Детка эта - стерва и эгоистка, совершенно уверенная, что она - драгоценнейший приз для любого, и эта уверенность корнями сидит в ее нимфеточности. То есть что такое женщина-приз - она не знает, но совершенно убеждена в драгоценности себя на основе того, что не может быть никого, кто бы ее не хотел. Лолита.
Так вот, в гипер-стрессовой ситуации эта детка - вдруг становится единственной, кто в состоянии управлять, все остальное отключается. Те выходы, которые она предлагает, кажутся выходом в момент предложения, правда, выход из этих выходов потом стоит вдесятеро дороже, чем вход.
Выходы эти отличаются крайней практичностью и крайней циничностью. "Я заставлю их (его, ее) это сделать, сделают как миленькие, а потом уйду," - одна из самых частых формулировок.
Причем эти самые "они", как правило, самые надежные партнеры или родители, то есть те, с кем такие вещи лучше бы не проделывать никогда. Да они, собственно, и не получаются, я же говорю, выходить потом из этих выходов приходится очень немалой кровью.

И вот мне интересно: сталкивались с этим у себя или у других? Насколько это общая фигура? Лолита эта оборзевшая?
Могу закрыть комментарии или говорите, чтобы я скрыл, если это необходимо.
a_str: (Default)
Фактически, прошел год с тех пор, как мы сказали друг другу "так больше нельзя" - и я уехал к морю, потому что каждый раз, когда я хочу справиться с тем, с чем ни с какой стороны справиться не могу (что на самом деле очень мало отличается от "лечь и умереть"), я еду к морю при малейшей возможности.
Оно настолько больше всего, что держит сильнее, чем даже данное себе самому слово, я в курсе про дуло пистолета, да, но, знаете, наверное, сейчас скажу.
Никто никогда не будет ничего делать под дулом пистолета год. Извините, не будет. Да, гипотетический кто-то будет действовать в разы эффективнее под дулом пистолета, чем действовал бы без. Несколько часов или даже может быть день. Но не год. Стрессовая мотивация плоха тем, что либо увеличиваешь стресс, либо теряешь воздействие. Для того, чтобы мотивировать того, с кем ты начал с пистолета, ему нужно на следующий день пригрозить, что отстрелишь фалангу пальца, а еще через день - отстрелить. А еще через месяц этот человек либо сломается и прощайся тогда с его эффективностью, либо скажет: задолбал, стреляй, все равно ничего не буду делать.
А мотивацию, которой хватает на месяц, а потом надо снова увеличивать уровень стресса, я мотивацией не считаю. Я пробовал, мне не понравилось. И даже разовую мотивацию "а ну сделал, а не то!" могу понять только в ситуации прямой угрозы жизни. Так прыгают.
А вот ни один хороший проект так не сделать. Во всяком случае, мне.

Поэтому да, мотивация - это то, что держит год. Или два. Или всю жизнь.
Данное себе слово - себе, а не кому-то, это важно. Море. Собственный дом. То, что делаешь каждый день.

Что я хочу записать, чтобы потом это увидеть так или иначе и сопоставить с текущей датой: весь год шла адаптация, а примерно полгода назад выявилась потребность полного изменения способа почти всех моих действий. Опыт жизни исключительно для себя выявил, что до сих пор все мои занятия наружу либо имели неочевидную и очень гибкую структуру, то есть могли подстроиться под любую ситуацию в любой момент ее возникновения, либо представляли очень малую ценность с тем, чтобы их можно было бросить в любой момент - и, собственно, мысли "чем заниматься" отсеивались именно по этому признаку. Когда у меня появилась возможность выстраивать свое время так, как я действительно хочу, выяснилось, что прежняя структура целиком и полностью заточена под жизнь не-самому-по-себе, причем жизнь довольно хаотическую.
Почему я это выбрал и выстроил именно в таком виде - так получилось. Это неважно сейчас.
Важно то, что я с отстраненным изумлением наблюдаю за собой же, который с большим энтузиазмом макнулся в учебу и упорядочивание графиков работы, отдыха и прострации.
Смотришь на себя и думаешь: интересно, а чего еще ты о себе не знал?
a_str: (Default)
Эпиграф:
- А вот когда ты, ну, говоришь о чем-то, что вроде как собираешься сделать, а потом к тебе приходят и говорят: ну, сделал? - а ты не сделал, тебе как?
- Да нормально. Я же о планах рассказывал, а не обязательства на себя брал.
- И тебе не стыдно, что ты просто говорил, а сделать ничего не сделал?
- Нет.


Это реальный диалог, который однажды состоялся в моей жизни. Самое интересное, что я даже не сразу понял, о чем речь - почему мне должно быть стыдно за нереализованные планы? У меня этих планов - десяток в день, идеи приходят и толпятся у дверей, часто даже ноги не вытирают, если я буду последовательно реализовывать каждую, я перестану спать.
А если я перестану обсуждать их, говорить о них, крутить их в руках и пробовать на так и эдак, то как я, спрашивается, выберу, какую реализовывать? Когда они приходят в голову, они все одинаково интересны.
Я всю жизнь обожал планировать и представлять, как классно будет, когда сбудется, например, вот это. Или вот это. Или еще десяток вариантов.
А потом выбирал из этого десятка что-то одно на реализацию, а потом, много лет спустя, научился не просто выбирать, а составлять пошаговый план, причем очень часто пошаговый план приводил к одиннадцатому варианту развития событий, никак не относящемуся к первым десяти.
Бывало, что меня за это корили, в детстве даже высмеивали, известное дело - хочешь спасти ребенка от разочарований (мечты не сбываются, никогда, ни у кого, запомни это как следует!), - смейся над тем, что его захватывает, до того, как он начнет это реализовывать. Если начал реализовывать - поджимай губы и говори "ну-ну". Или "ты пожалеешь". Или "ничего не получится". Тогда, когда у него действительно ничего не получится, ты сможешь сказать: я же говорил. Я знаю, как безопаснее.
Если у ребенка что-то получилось, можно продолжать поджимать губы. Верное дело. Рано или поздно у него все-таки не получится, и ты будешь прав.

Я это все к чему.
К тому, что у меня благая весть, вывод за руку из ада и прочие радости полного освобождения.
Я тут, по осеннему времени, полез смотреть, где бы витаминами запастись. И наткнулся на статью о дофамине. Если вы не знаете, что такое дофамин, почитайте вики, а я коротко. Это продукт нашего с вами химического заводика, который вырабатывается от предвкушения хорошего. И который совершенно необходим для мотивации делать что бы то ни было - работать, учиться, решать конкретные задачи.
Так вот. Когда вы бродите по Икее, разглядывая уютный, удобный, удивительно приветливый дом с кучей классных мелочей, теплых пледов, цветных свечек, всяческой совершенно необходимой ерунды, у вас вырабатывается дофамин. Когда вы думаете о том, как пробежите десять километров, у вас вырабатывается дофамин. Когда вы представляете, как все ахнут, увидев, как вы похудели на четыре размера, у вас вырабатывается дофамин.
При этом вашему мозгу совершенно все равно, что из Икеи вы унесете набор контейнеров (за ним и пришли), что сейчас вы можете пробежать от силы километра три, и прогресса что-то не видно, что диета не идет, а ползет, и до минус четырех размеров еще как до луны пешком. Мозг - величайший буквалист. Вы предвкушаете - он вырабатывает дофамин.
Мечтать не вредно, вредно не мечтать.

Но тут есть важный момент.
Сейчас все расскажу.
Во-первых, если вы ходите по Икее с мыслью "как же уютно - немедленно брось, у нас никогда не будет на это денег", сразу после мечтаний о десятикилометровом пробеге думаете - "ага, размечтался, шесть хотя бы пробеги", а при мысли о минус четыре размера мысленно же даете себе оплеуху "этого не будет никогда, если ты не прекратишь жрать наконец!" - выработка дофамина прекращается, не начавшись, я даже подозреваю, что его уровень падает, потому что, насколько я понимаю, он таки падает, если вы сообщаете мозгу, что обратная мотивация на вас действует лучше, чем прямая. Что вы, грубо говоря, вообразив себе всякие ужасы и получив падение уровня дофамина, зашевелитесь живее.
Повторюсь, мозг очень буквален. У него нет объективной реальности, только субъективная. И ему плевать, что в итоге обратная мотивация приводит к депрессии.

Во-вторых, просто мечтать, конечно, можно. И нужно. (Особенно в Икее, особенно в конце осени.) Но есть рецепт еще лучше. Мое личное изобретние, хотя подозреваю, что это велосипед. Но мне для вас ничего не жалко.
Когда есть какая-то работа, нужная, но не очень радостная, или, скажем, просто сложная - очень, очень помогает немножко помечтать. Попредставлял себе, как будет круто, когда/если - и сел. Причем это самое "круто когда/если" может не иметь никакого отношения к тому, за что вы садитесь. Если оно вам действительно надо, то выполненное, оно повлияет на ваше "круто, когда/если" вообще. Целиком. А до частных проявлений будете потом добираться. Выбрав из десятка вариантов и составив пошаговый план.
Потому что мозгу совершенно все равно, на что пускать уже имеющийся дофамин. Было бы на что пускать.
А дело идет. И гораздо резвее, чем без дофамина.
В конце концов, если каждый из нас - в определенном смысле слова химический заводик, надо же этим пользоваться.
Можно же просто горы свернуть.
a_str: (Default)
Это был хороший разговор, и его следует записать.
Когда уровень личной силы довольно велик, это чаще всего сопровождается сильной эмоциональной нестабильностью, потому что стабилизировать эмоции в нашем обществе (я имею в виду мое поколение) легитимно было исключительно методом подавления. Не плачь, не хнычь, не жалуйся, не прыгай слишком сумбурно, не ори от радости, не ори от боли, вообще привлекай к себе поменьше внимания, воспитанные люди сдержаны и не выливают свои эмоции на других людей.

Если уровень эмоциональной возбудимости не превышает критического, этого обычно хватает, чтобы сойти за воспитанного человека.
Но дело в том, что высокий уровень личной силы, повышенная энергоемкость, неразделенный опыт - задирают этот уровень до небес. И тут как повезет. Я видел большое количество людей с повышенным уровнем силы - и подавляющее их большинство училось справляться со своими эмоциями уже в зрелом возрасте. Дисциплинарными методами. Теми самыми, которые были усвоены еще от родителей, а упираются они, эти дисциплинарные методы, в одно и то же "не пугай нас и не мешай нам".
(Честности ради, следует сказать, что испугать родителей нашего поколения было очень легко. Им досталось, они дети оттепели. Я не буду здесь пояснять, что имею в виду, но, мне кажется, тогда маятник, летящий из точки "ты - маленький незначительный винтик" в точку "каждый человек - неповторим, незаменим и уникален" очень недалеко отошел от первого из полюсов. Маятники раскачиваются всегда, вопрос только в скорости качания и размахе амплитуды.)

Я это все излагаю так подробно с одной только целью: показать, насколько очевидным в какой-то момент кажется а) необходимость дисциплинарных мер, б) карательная направленность этих дисциплинарных мер.
Очевидным настолько, что проходит еще очень много времени (и книг профильной направленности, и рефлексии), прежде чем начнаешь понимать: тебе чудовищно соврали.
Дело не в том, что те бури, которые сводят тебя с ума, суть эмоции отрицательные и от них следует избавляться. Совершенно не в этом.
Они не отрицательны. Они невыносимы.
Испытывая эти эмоции, ты теряешь образ себя. Единственный инструмент, данный родителями (очень часто с образом себя, о да), гласит: не испытывай. Пресекай. Чувствуй вину и стыд. Возвращайся к тому образу, который мы тебе навязали. Будь приемлемым.
И это хорошо, если уровень личной силы довольно низок. На то, чтобы испытывать эмоции, нужно очень много энергии. С годами ее становится все меньше - если она не переплавилась в золотой запас, в личную силу, - и эмоции гаснут, они уже далеко не так ярки и вполне умещаются, не выплескиваясь наружу.(То, что при этом уходит ощущение осмысленности жизни, неудивительно. Принимая родительский образ "приличного человека" человек тем самым кладет себе смысл жизни: никого не пугать и никому не мешать. А потом удивляется - что, это и все? Ну да. Что запрашивали, то и получили.)
А вот если уровень личной силы высок, энергии много, эмоции как зашкаливали в подростковом возрасте, так и не унялись с тех пор, родительские установки взламываются, как правило, на довольно раннем этапе. Годам к тридцати точно ломаются в щепки. Но на основании этих обломков обычно еще маячит установка "тебе нужна дисциплина". И тогда, особенно если сил много, ты начинаешь устанавливать эту самую дисциплину. Режим, тайм-менеджмент, проекты с планами и дедлайнами.
А так называемые отрицательные эмоции в тебя как не вмещались, так и не вмещаются. Ярость ослепляет тебя, накатывая девятым валом. Горечь - отравляет все, с чем ты соприкасаешься. Я уже не говорю о гневе.
Я сейчас открою удивительную тайну. Это не те эмоции, которые вы испытываете, не-а. Это фрустрация от того, что те эмоции, которые вы испытываете, больше, чем вы можете вместить. Вот и весь негатив.
И если при этом дела ваши таковы, что небу жарко. Если на все, чем хочется заниматься, банально не хватает времени (а сил как раз хватает с избытком). Если личная сила как била в вас ключом, так и бьет - моя проникновенная речь к вам.
(Если отрицательные эмоции связаны с тем, что вы - толстый, неудачник, безвольный и ленивый тип, и застряв в этих эмоциях, вы уже столько лет пытаетесь что-то поменять в жизни, а никак - дальше читать можно, но лучше не брать на свой счет. Потому что ваши отрицательные эмоции - это не ваши отрицательные эмоции. Это навязанный родительский (социальный) образ себя, который к вашему реальному образу никакого отношения не имеет, просто потому, что вы так и не собрались его сделать. Не спросили себя "а чего я хочу - я, а не моя мама. а каким я вижу себя через десять лет - я, а не моя мама. а чего я боюсь больше всего на свете - я, а не моя мама." Сначала придется построить образ себя, и только потом придет проблема эмоций, хлещущих через край, потому что вас в детстве учили их подавлять и игнорировать, а не вмещать в себя.
Правда, у меня и тут есть хорошая новость: не обязательно этот процесс построения себя должен быть непрерывен. Выстроили что-то, сдвинули - скатились обратно к маминым ожиданиям во всех остальных сферах. Нарыдались, нажалели себя, отдышались, строите дальше. Нормальный процесс, годный и действенный.)
Так вот, дорогие мои, дожившие до сорока и больше, сделавшие не один и не два сольных проекта, вполне успешные, полные планов и умения их реализовывать.
Вы находитесь в той точке, в которой находитесь, далеко не потому, что вас все это время тянули назад ваши отрицательные эмоции. Невозможно оказаться в такой точке с отрицательными эмоциями, уверяю вас. Дисциплина на самом деле нужна не для того, чтобы отрезать от себя все лишнее, а чтобы спокойно, без фрустрации, посмотреть на свои так называемые слабости. И увидеть, какая огромная сила лежит под ними, если бы они вмещались в вас целиком, а не нарушали вашу целостность, когда проявляются.
Под нарушением целостности я имею в виду вот что.
Что-то случается, что-то болезненное, серьезное, задевающе вас. Выводящее из равновесия, буквально. (А если вы заняты большим количеством проектов, то это случается чуть ли не каждый день.) Вы не справляетесь. Но идеальный вы не может не справляться! Это исключено! Готово дело, ваша целостность нарушена. Реальная картина злостно отличается от картины воображаемой, в которой уже давным-давно Все Получилось. Вы чувствуете гнев, ярость и горечь, вам очень нехорошо. Необходимо срочно аннулировать либо источник, выводящий из равновесия, либо эмоции - потому что так жить нельзя. Это невыносимо.
Стоп. Вот тут я говорю: стоп.
Ни в коем случае не следует делать ни того, ни другого. Следует выявить своего внутреннего наблюдателя (если вы в той точке, о которой я говорю, вы отлично умеете это делать) и посмотреть, а где себя можно быстренько нарастить. Чтобы вместить в себя вот это все и не отравлять себя так называемым негативом. Потому что на самом деле маркеры таких вот якобы слабостей - это маркеры тех мест, где легко нарушается целостность. Хорошо, отлично, она нарушается. Вы живой человек, не монолит. Вы имеете право орать, когда больно. Но если отсекать источник либо эмоции (либо то и другое) - вы просто претендуете на то, чтобы быть непрошибаемой скалой.
Знаете, что я вам скажу. Непрошибаемые скалы и вполовину не живут так интересно, как вы. И проектов у них никаких нет. Они не скачут с криком "ай да сукин сын имярек", когда у них что-то получается. Они не танцуют в такт уличной музыке. С ними не случается чудес.
Как ни странно, это все упирается в то самое "принятие себя", о котором много говорят в книгах и на тренингах.
Но я наконец-то сообразил, что меня всегда так царапало в этом "прими себя". Ключевое слово "себя". А принять-то мы чаще всего не можем именно что навязанную родительскую модель. Потому что вот примешь ты ее - и что? Что из этого следует? Захочешь ты вот этого всего, чего не ты для себя хотел? Нет, конечно.
Для того, чтобы себя принять, сначала нужно себя узнать. А там уже как-то сильно проще с принятием.
(Мы с другом М. сейчас пишем сразу две Чашки - так получилось. Вот там явно появится пара абзацев о том, как даже чудо прекраснейшим образом нарушает целостность, запросто. И приходится наращивать себя, чтобы иметь с ним дело.)
А наращивать себя - это всегда вкладывать энергию.
Самый действенный метод, когда нарушается целостность - пойти вложить немного энергии в себя. Самому или об кого-то близкого, это уж как получится. Каким образом вы вкладываете энергию в себя - не мне вас учить. У меня лучше всего получается нарастить какое-то поле, где я хорошо себя чувствую. Рисунок, дневниковые записи, подышать как следует пару часов.
Или пойти в скайп и поговорить обо всем этом с близким другом.
a_str: (Default)
У фейсбука есть она вещь, чрезвычайно полезная лично для меня. Он время от времени вытаскивает записи "назад на год, два или три", и видишь себя ровно на виток вниз, и можешь сказать, от правды шло все то, что захотелось выплеснуть - или до правды было еще как до луны, все сидело на "хочу так, поэтому буду говорить, что уже так, глядишь и подтянется". (Не говоря уже о варианте "вот же была у меня слепота, кто бы мог подумать", но как раз вот этого варианта, на мое счастье, практически нет у меня, да и второго очень мало, как выяснилось.)

Так вот сегодня с утра он подсунул мне вот что, ровно двухлетней давности:

Каким-то образом - знал бы точный рецепт, непременно раздал бы всем - я оказался в состоянии бесконечного ровного ликования. Я хорошо помню про Крым, в Ливадии мое сердце бьется сильно и часто, я боюсь за нее - точно так же, как боюсь за все живое, любой мир может рухнуть в одночасье. Но этот страх совершенно не отменяет восторга по поводу весны, по поводу лезущих отовсюду крокусов, по поводу солнца в окна с утра.
Писал сегодня Байбе: планов гораздо больше, чем времени, но сил все равно гораздо больше, чем планов.
Я довольно часто оказываюсь в самом лучшем состоянии на свете: состоянии полного и восторженного свидетельства всему, хорошему и плохому, конечному и протяженному, от звезд в зеленом небе вечерами до почек, которые наливаются тугой силой с каждым днем. От играющих собак до больных стариков, которые на этих собак смотрят. От себя самого, бегущего через парк, до себя же, который десять лет назад не мог пробежать и ста метров, а еще через двадцать - наверняка не сможет снова, но это не имеет значения. Где-то всегда выдается солнечный день.
И вот это состояние: свидетельство всему живому, до которого я могу дотянуться хотя бы мыслью, да еще и возможность вносить улучшения на свой вкус и чувство уместности, - я и ощущаю как смысл.
В нем можно быть. Это бесконечный источник сил.


Два года спустя - и это состояние только нарастает.
Через два года изменилось только то, что я бегу не просто через парк, а краем моря, а оно ворочается рядом, дышит, живет, соразмерное и прекрасное. Море - это здесь и сейчас моя лучшая мера всего, и меня в том числе. Один Стрейнджер равен одному морю. Пока так, посмотрим, что дальше будет.
a_str: (Default)
Этот выпуск сдвоенный, потому что речь пойдет об Энциклопедии Мифов, томе первом и втором.

У меня с этой книжкой связано несколько историй, причем все они - московские.
Но поскольку выпуск двойной, то вопросы я принимаю неделю - до следующего вторника.

А пока - вот что я давно хотел записать.
В одной из "чашек" в коменнтариях выскочило:
Именно поэтому мы твердим раз за разом: люди, меняйте контроль на осознанность, не то пропадете, потому что в осознанность вдохновение входит, а в контроль - никак.
И меня спросили, а где я об этом писал.
И выяснилось, что вот так прямым текстом я нигде это не писал.
Так что, в общем, очевидными, внятными словами, так и не сказано, зачем она нужна, эта самая осознанность. Что в ней такого лакомого, что на ней так настаивают.

Так в чем? )
a_str: (Default)
Тема "наваждения" дала сразу несколько дополнительных вопросов, прежде всего - в терминологии, и один из них: есть ли отличия между опытом и навыком.
Вообще-то мы привыкли, что почти нет. Навык - это и есть опыт. Ты что-то умеешь, ты это применяешь, получаешь опыт, чему-то учишься, увеличиваешь навык.
Очень долгое время навык и опыт росли пропорционально.
Но мне думается, сейчас это уже не так, и это "сейчас" наступило всего каких-то десять-пятнадцать лет назад.
Я перевожу с английского уже... ну, около тридцати лет. У меня довольно-таки прокачан этот навык, причем не только на знание английского языка, но и на знание контекста. Когда-то я похвастался, что могу определить цитату из Шекспира, даже если она очень сильно искажена. (Это правда.)
Так вот, имея опыт и навык длительного перевода, я могу сравнить то, в каких условиях трудились переводчики двадцать лет назад и сейчас.
(На всякий случай поясняю: я говорю только об очень хороших переводчиках. О тех, кто не просто лезет в "гугль" за терминами, а о тех, кто чует, что надо бы залезть в "гугль", потому что с тех пор, как я (они) видел это выражение в последний раз, оно явно поменяло значение. Не говоря уже о том, чтобы сводить терминологию, и я не о ляпе "украшенный генерал" в переводах англоязычных боевиков, я о том, что, к примеру, ордена Второй мировой во всех языках называются по-разному. Так вот, я не о тех, кто "орден Славы" оставит "орденом Орла" и наоборот.)

Мы тут смотрели "Бердмена" - замечательная смесь из "Шума за сценой", "Пташки" и "Всего этого джаза", получили массу удовольствия.
В какой-то момент там за кадром звучит Шекспир. Мы (смотрели хорошей компанией) влет определили, что Шекспир, что трагедия, но насчет того, "Лир" или "Макбет" мнения разошлись, надо было искать и проверять цитату. Если бы я переводил этот фильм двадцать-двадцать пять лет назад, я, даже определив, что цитируется Шекспир, должен был просмотреть: а) англоязычное издание Шекспира, две пьесы, чтобы найти цитату; бэ) русскоязычное издание той же пьесы, чтобы не лепить отсебятину, а взять классический перевод.
При условии, что у меня есть дома и то, и другое, я потратил бы на это несколько часов. Если не вечер.
Три минуты ровно заняло набить в "гугле" цитату и посмотреть источник. Три минуты ровно.
Еще пример.
Для того, чтобы двадцать лет назад самостоятельно учиться той же акварели, необходимо было учиться по книгам или идти в художественную школу для взрослых. Когда ты немного набирался опыта и понимал, что тебе нужно, ты, рассматривая альбомы и посещая выставки, находил тех, у кого бы тебе хотелось поучиться. Предположим, некоторые из них даже были живы. И даже преподавали. (Что уже невероятное везение, должен заметить.) Чтобы попасть к ним в мастерскую в качестве ученика, нужно было их найти, договориться, потратить время на приезд, потратить время на жизнь в другом городе, и так далее, и так далее. Я уже не говорю о финансовых затратах.
Сейчас в сети выложено такое количество мастер-классов любого уровня, что между учеником и навыком стоит только желание ученика. Ни время, ни расстояние. Ни даже необходимость тащить с собой массу материалов. Не говоря уже о фото. Боже ж мой, сколько отличных фотографий в сети - самой разной предметки, если она нужна. Пейзажи, города, да все, что угодно. Я не утратил нежнейшей любви к альбомам, но такого изобилия рабочего материала у рисующего человека не было никогда.

Я хочу сказать, что сейчас на освоение навыка нужно в разы, в десятки раз меньше усилий и времени, чем еще десять лет назад. В сети есть любой справочный и учебный материал.
И навык резко отделился от опыта, потому что освоение опыта - это момент психологический, и этот процесс идет с той же скоростью, что и шел. Сейчас владеть навыком совершенно не означает иметь соответствующий опыт.
Как я различаю навык и опыт. Навык - это то, что ты умеешь делать и можешь применять. Опыт - это когда навык врастает в тебя до такой степени, что применение становится автоматическим. Когда все идет "само". Элиза Дулилт вопит "ваааау!", уже значительное время обладая навыками речи и поведения "настоящей леди". Навык у нее есть, а вот опыта еще нет. Этих навыков хватает на то, чтобы поддерживать постоянно контролируемое поведение, но не хватает на то, чтобы им следовало поведение бесконтрольное.

Мне кажется, это очень немалая проблема нашего времени. Проблема сейчас. Навыки получаются гораздо быстрее, чем человек успевает освоить их психологически. Поэтому ему приходится постоянно контролировать свое поведение, чтобы соответствовать тем навыкам, которые он приобрел. А это нагрузка. Это очень, очень большая нагрузка, недаром Элиза устраивает истерику, когда двое ее опекунов воспринимают ее поведение на приеме как должное. Это у них оно было как должное, они потратили нервы только на сам факт вывода Элизы в свет и следили только за ее речью. Она же контролировала каждый жест, каждый взгляд - и к концу вечера была, во-первых, на грани, а во-вторых, ожидала вознаграждения, пропорционального затраченным усилиям.
Собственно, каждый из нас, кто сейчас стремительно, экстерном, учится новым навыкам, добавляет еще и еще, находится в ее шкуре. Постоянно, каждый день.

Я, конечно же, призываю к бережливости и нежности друг к другу и к себе.
Но еще и к пониманию, почему нам так часто кажется, что мы не на своем месте, что мы устали, что нас не ценят - а ведь мы горы сворачиваем, черт возьми.

И еще к тому, чтобы начать различать навык и опыт.
a_str: (Default)
"Простые волшебные вещи".
В эту же книжку, как я помню, входит "Тень Гугимагона".
Что объединяет эти две истории?
Ну, например, то, что в обоих случаях обучение происходит не методом получения сразу рабочего и полезного навыка (Как это обычно бывает во всех остальных книжках цикла Ехо: инструкция - о, я это умею, - я с успехом это применяю. Может быть, я как-нибудь еще распишу довольно нетривиальный способ "вырастания" героев цикла, но не в этот раз точно.), так вот, не методом получения сразу рабочего и полезного навыка, а методом получения бесполезного на первый взгляд и даже травмирующего опыта.

Что-что? )
А на сайте сейчас 31 Чашка Фрая
a_str: (Default)
"Многие говорят правду. Но в отсутствие вкуса это - сплошная беспомощность".
Чарльз Буковски


Давно, знаете ли, пора.
И дать мое определение вкусу, и поговорить о том, почему вкус - это так важно, чуть ли не решающе. Если у человека есть вкус, у него есть шанс выбраться из самой незавидной ситуации - не просто живым, живыми многие выбираются, но целым.

Если исходить из самой тяжелой и самой насущной задачи, которую необходимо решить человеку в течение своей жизни, то воспитание вкуса - как раз и будет тем самым универсальным инструментом, который для этого отлично приспособлен.
А задача эта очень проста: проживая все травмы жизни, пережить травму смерти.
Я уже много раз говорил о том, что такое травма, скажу еще раз: любая травма - это нарушение целостности. Неважно, физическая или эмоциональная, первое, что мы чувствуем при получении травмы - мы чувствуем разрыв собственной целостности. Это выражается в утрате связи с самим собой, в обесценивании себя и всего своего опыта (какой вообще в чем смысл и прок, если сию секунду так больно), в панических и хаотических реакциях.

Вы спросите, при чем тут вкус. А вот при чем. )

А на сайте сейчас 31 Чашка Фрая
a_str: (Default)
Напомнили мне сегодня, надо это записать, четко проговоренное.

С самого начала самое простое:
Вот я столкнулся с чем-то у себя, вот я себе в этот момент страшно не понравился, вот я решил, что больше так делать не буду.

Теперь посложнее: тут еще важно понять, что случилось, что именно не понравилось, что не понравился именно ты сам.
Потому что очень часто бывает так: ты не понравился сам себе, повел себя гадко, неестественно, эецетера, - но не понял, что не понравился именно ты сам. После чего что идет - а вот что, "я дал себе слово никогда не являться в такой ситуации". То есть знак "паршиво вышло" переносится на ситуацию, на тех, кто в ней был еще, кроме тебя, а ты сам вроде как вел себя идеально и на пределе возможностей. Бывает и так, что да, идеально.
Но я говорю как раз о том случае, где сам чувствуешь себя совсем не победителем.
И в большинстве случаев будет выбрана позиция "я постараюсь туда больше никогда не ходить".
В меньшинстве случаев будет избрана позиция "я никогда себя так больше не поведу".

У меня плохая новость: это только половина дела.

Я уже не помню, у кого это прочел, будем просто считать, что это был человек с высоким уровнем саморефлексии.
Этого человека позвали на ток-шоу, втянули в неприятный для него разговор, он проявил агрессию, которая ему самому у себя неприятна, посмотрев ток-шоу еще раз, он сделался неприятен себе еще больше, а поскольку у хорошей рефлексии с этим связано непременное "с этим нужно что-то сделать", он принял решение никогда больше в таких ситуациях на провокации не вестись.
И что?
Этого оказалось недостаточно.
Через какое-то время он снова оказался на агрессивном ток-шоу и обнаружил, что просто сидит и угрюмо молчит.
Необходимо было выяснить, что же он будет делать вместо этого.

Это очень важная часть внесения поправок в себя. Изживая у себя какую-то штуку в ключе "я никогда так больше делать не буду", необходимо, просто жизненно необходимо, выяснить, а что ты будешь делать вместо этого, если попадешь в такую ситуацию еще раз.
Иногда это требует пересмотра очень большого количества пунктов. Потому что даже в ситуации с банальной дворовой дракой есть веер возможностей, от "научусь убеждать" до "освою карате", и, как ни забавно, почти все, даже возможность "заведу телохранителей", предполагают очень большие перемены в жизни и личности.
a_str: (Default)
Когда я работаю, Коська какое-то время мается, пытаясь чем-то себя занять, но занятия все какие-то не те. Чего-то в них не хватает, в этих занятиях.
И котик начинает стонать. Жаловаться, завывать и хныкать. В конце концов он привидением возникает у меня за спиной, вздыхает, ноет, опять вздыхает.
- Ну чего? - говорю я.
Коська бодро подбегает сбоку и кладет на меня голову и передние лапы. Он высоченный, у него это запросто получается. В таком положении работать невозможно.
- Кось, - говорю я, - так не пойдет.
Он сползает на пол, вздыхает еще, а потом одним махом вспрыгивает на рабочий стол.
- Эх ты, лишенец, - говорю я и расчищаю ему место под лампой.
Он немедленно устраивается, подставляет мне под руки голову, загривок, щеки, он замирает, всем телом содрогаясь от невыносимой нежности и лежит так, навалившись плечом мне на руку, мурчит и постанывает.
Самое удивительное в этом зверье - их бесконечное абсолютное принятие. То, что все люди ищут так или иначе, а находят крайне редко, что у себя, что у других, - в домашнее зверье вшито даром, и в более чем полной мере, достаточно протянуть руку.
Кот блаженно спит у меня на столе, а я пишу перевод и думаю: на что, интересно, была бы похожа человеческая жизнь, если бы любой из нас мог бы вот так бесстыже дрожать от радости обычного присутствия, ведь им больше от нас почти ничего не надо - ну, поесть, ну, погулять. А кроме этого - просто чтобы мы были и никогда не кончались.
Если бы любой из нас мог бы вот так, как они.

Я недавно у Полины прочел:
Если детство -- это когда родители делают с нами плохие вещи, то взрослость -- это не то время, когда взрослые перестали делать с нами плохие вещи. А то, когда мы научаемся делать их сами себе. Исцеление -- это не то, когда мы перестали их себе делать, а то, когда мы научились это замечать. Разница между взрослостью и исцелением ощущается так сильно, что дальше люди уходят с психотерапии. Поэтому я ни разу не видела человека, который бы совсем перестал делать себе те плохие вещи, которыми его мучили родители.
Это правда.
Но замечая одно, начинаешь замечать и другое. То, насколько целительна, например, благодарность. Смотришь на котика - и понимаешь, что вот он, лежит, навалившись тебе на руку, посапывая и время от времени взмуркивая чуть ли не басом, и он сейчас - воплощение благодарности и принятия, а за что, спрашивается? Всего-навсего за то, что я пустил его на рабочий стол под лампу, за то, что я есть, что потом мы вместе побежим вниз, я сварю кофе и наполню его миску, он радостно проскачет по дивану, получит хлопка по попе, радостно проскачет еще раз. Что в этом всем такого невероятного, за что можно быть так благодарным, каким бывает мурчащий кот? Да ничего.
Дело не в том, за что, дело в коте.
А еще дело в том, что когда он вот так растворен в том чувстве, которое мы определяем как благодарность и принятие (а Коська, я думаю, не определяет вообще никак), он абсолютно неуязвим и бессмертен. По нему прямо видно.
Я думаю, действительно невозможно совсем никогда не делать себе плохие вещи, и, если честно, я не вижу особой разницы, мучали тебя этим родители или ты теперь мучаешь себя этим сам, потому что, если уж на то пошло, совсем не мучать себя не получится. Почти все результативные действия включают в себя часть, которую (или во время которой) совершенно не хочется исполнять. Иногда вот до чертиков хочется мороженого - и до чертиков же не хочется за ним выходить, хоть и знаешь, как будет замечательно вкусно потом. То есть заставлять себя все равно приходится, хотя, конечно, лучше делать это сознательно. Родительские методы далеко не всегда самые результативные и безопасные, но принуждение есть принуждение, и доля манипуляции в нем есть всегда, вопрос только в добровольном участии.
Но вот что возможно, так это быстро восстанавливать потраченное. Знать опорные точки. Знать сферы, где восстанавливаются личная неуязвимость и бессмертие.
И за этим очень-очень полезно наблюдать за котиками. Как-то вот они умеют устроиться, мелкие боги.
a_str: (Default)
Меня в комментариях спросили, а как отличить манипуляцию от не-манипуляции.
Есть очень хороший тест, что для себя, что для других.
Это разница между просьбой и требованием. Просьба от требования отличается вот чем: требование обязательно к выполнению, на просьбу может последовать ответ "нет, я не буду".
Так вот, манипуляция - это почти всегда требование, декларируемое как просьба.
Если вас (или вы) о чем-то просят, и в ответ на ваше "нет, я не могу (не сегодня, мне неудобно, я не стану этого делать)" на "просьбе" продолжают настаивать, причем не в выражениях "пожалуйста, мне это очень важно", а пытаясь вызвать у вас страх, стыд или чувство вины -
"ты никогда мне не помогаешь!", "ну смотри, обратись ко мне сам за чем-нибудь!", "да ты просто рохля!" -
это манипуляция.
Если это пытаетесь проделать вы сами, то по этим признакам тоже очень легко отследить.

Также манипуляцией будет так называемое двойное послание. Предположим, вы приходите к любимой и говорите: золотко, я заначил небольшую сумму, хочу пойти поиграть в бильярд. Ты не против?
Золотко против, но объективные или субъективные причины не дают ей сказать об этом прямо. Поэтому она отворачивается, поджимает губы и говорит "делай, что хочешь". То есть языком слов она утверждает одно, а языком тела - другое. Если это повторяется часто, то вы начнете скрывать свои походы, а то и прямо врать, "чтобы не расстраивать". И вот тогда у нее будут совершенно объективные (с ее точки зрения "я права") причины уже напрямую давить на чувство вины или стыда, когда она вас поймает.
a_str: (Default)
И немного о границах.
Недавно в разговоре была упомянута лекция Брене Браун на сайте TED. "Сила уязвимости".
Очень хорошая лекция, очень верная и точная. Брене говорит о том, что, признав свою уязвимость, свои слабые места, найдя в себе силы сказать о них вслух, люди становились сильнее, а не слабее.

Никак не оспаривая саму идею, я хочу заметить, что тут есть один пункт, который часто... ну, просто воспринимают как должное. Считается, что когда человек рассказывает о своих эмоциях, он рассказывает о своих слабостях. Когда он рассказывает о своих слабостях, он фактически признает, что слаб или по крайней мере был слаб когда-то, и если подвергнется сильнейшему воздействию эмоций снова, то снова будет слаб.
Не буду расписывать, в какой мере это касается проявлений эмоций мужчинами. Кто из мальчишек ни разу не слышал "подбери сопли, ты же мужчина" (или все что угодно в этом ключе), пожалуйста, поднимите руки.
Как говорит Д.В., я так и думал.
Проявление эмоции = проявление слабости. Если уж испытал прилив эмоций, так хоть молчи об этом, что ли. Не трепли на каждом углу, что ты слабак.

Давайте чуть-чуть разберемся.
Я хочу сейчас поставить палец на очень важную разницу. Между "испытал эмоции и сорвался" и "испытал эмоции и смог рассказать об этом".
Похоже, при упоминании эмоций в порвую очередь приходи в голову недопустимая истерика, битье посуды и выкрики фраз, о которых потом очень пожалеешь.
То есть в первую очередь рассматриваются страх, стыд и чувство вины.
И никому не хочется испытывать ни одну из них, потому что истерика, битье посуды и далее по списку. Неприглядное зрелище, и это неприглядное зрелище буду я, если поддамся.

Но есть одно правило, абсолютно непреложное для каждого человека. Эмоции даны комплектом. Не имея доступа к одной, не имеешь доступа ко всем. Избегая испытывать то, что мы привычно называем эмоциями, мы избегаем эмоций вовсе.
Не говоря уже о том, что не делая никакой разницы между навязанными эмоциями - навязанным страхом, стыдом и чувством вины - и собственными эмоциями, человек не в силах отделить, скажем, собственный гнев от упреков со стороны. Его упрекают, он гневается, злится, чувствует вину, боится - все это выступает огромным спутанным клубком, в котором и черт ногу сломит. Ну его, распутывать, лучше избегать ситуаций, в которой тебя кто-то может в чем-то упрекнуть.
А как ее избежать? Невозможно быть безупречным, невозможно быть хорошим для всех. То есть избежать можно только одним способом - наброситься в ответ либо вообще набрасываться первым. Это считается сильной позицией.
И вот ваши домашние ходят тише воды, ниже травы (после очередного скандала), вы - полностью правы. Только вот ничего почему-то не радует. Счастье - выдуманная штука сопляков, верящих в алые паруса, жизнь - паршивая штука, особенно после сорока, когда собственное тело тоже как-то не очень спешит предоставлять гормональные коктейли по первому требованию.
И это все называется позицией силы.

На самом деле это позиция зависимости. Да, у вас есть возможность рявкнуть на ближнего так, что он заткнется. Да, вы немедленно обуздываете свои эмоции, как только они проявляются - вы не даете волю ни гневу, ни раздражению, ни - упаси боже! - слезам. А чувство собственной правоты - вещь очень приятная и полезная.
Но.
Это все можно получить только при наличии внешних раздражителей. Чувство собственной правоты вообще вещь исключительно добываемая об ближнего. Равно как и раздражение. Равно как и стыд и чувство вины. Если у вас нет ближнего под рукой, который готов вам предоставлять себя в качестве стенки, об которую можно постучать этим мячиком, вы вообще остаетесь без эмоций.
Вы полностью зависите от тех, кто вас окружает.
И вот удивительная вещь. Почему-то они неспособны вызвать ни радость, ни счастье, ни чувство безопасности и защищенности. Как так получается, что гнев и раздражение могут, а чувство безопасности и уверенности в своих силах, вдохновение в конце концов - нет.

Есть счастливцы, которым это вдохновение, чувство безопасности и уверенности дают не ближние, а что-то другое. Любимая работа, путешествия. Но потом появляется ближний (или дальний) и все портит.

Я хочу рассказать.
Я хочу рассказать о позиции силы. Эмоциональной силы. Это состояние, в котором эмоции проживаются во всей красе, но никак не влияют на решения, которые вы принимаете. У вас отдельно - боль и тот, кто ее вызвал. Тот, кто ее вызвал - сам по себе и свой собственный, а ваша боль - это ваша боль. Это вы ее проживаете, она обусловлена только тем, что у вас очень хороший доступ к эмоциям. Точно так же этот же вызвавший может вызвать и нежность, и страсть, и томление, и вдохновение. Каким-то словом, каким-то жестом.
И если вы умеете донести до ближнего - вот здесь ты причинил мне боль. А вот тут - вызвал нежность. А вот тут благодаря тебе мне пришла в голову така-а-ая потрясающая идея! Если вы умеете все это рассказать, если нежность и вдохновение ничуть не меньше боли, я вам открою страшную тайну.
Ваш ближний будет пытаться пореже причинять боль и почаще нежность.
По одной простой причине - люди любят нравиться. Если ответной реакции от вас проще всего добиться болью - и если эта ответная реакция будет бурной, будет разрядкой, будет сытной едой, - вам будут причинять боль. А вот если реакции не будет, никакой, кроме: ты в курсе, что ты сделал мне больно? Нет? Тогда я говорю тебе об этом, - зато реакция на нежность, на вдохновение, будет такой, как и полагается быть - бурной, с хождением на голове и... да хоть битьем посуды, если это доставляет удовольствие, - в следующий раз ближний постарается вызвать ее же. Вызвать нежность и вдохновение.

Но какой дурак будет говорить "у меня от тебя нежность и вдохновение", верно? Это же позиция слабости. Вот "ты мне все испортил" или "я не могу на тебя положиться" - это запросто. Это позиция силы. Обвиняешь - ты прав и силен. Лепечешь о нежности и вдохновении - ты слаб.

Это более чем популярная точка зрения. Непопулярная точка зрения, которую я тут пытаюсь изложить, заключается вот в чем. Нет ничего более сильного, чем пребывание в постоянном контакте со своими эмоциями.
И нет лучшей проверки границ на прочность, чем незвозможность обесценить эти эмоции со стороны. Хорошо простроенные границы позволяют допустить мысль, что один и тот же человек в состоянии причинить и колоссальную боль, и колоссальную нежность. И причиненная боль - отдельно, нежность - отдельно, и никакие предположительные язвительные замечания вроде "нюня и слабак" не в состоянии затнуть вам рот, когда вы говорите ему, что он вам дорог и важен, даже когда пытается вывести из себя.
А если вы молчите о собственных эмоциях, потому что кто-то может сказать "нюня", или, все-таки сказав, кидаетесь на обидчика, лишь бы он замолчал, делаете так, чтобы он навсегда исчез из вашей жизни - это означает, что вами движет тот же самый страх, который заставил его сказать "нюня". Тот же самый. А вы об этом ничего не знаете. И знаете почему? Потому что когда-то вам сказали "бояться плохо и признак слабости", и вы решили, что вы сильный и никогда не будете испытывать страха. Но не испытывать страх невозможно.
Зато можно определить, будет проживаемсый страх влиять на то, что вы делаете и говорите, или нет. Но для этого надо очень хорошо знать, чего боишься.

Одно из самых мощных моих впечатлений от "Твин Пикс" - фраза очень, очень сильного человека "больше всего на свете я боюсь, что любви может оказаться недостаточно". Какой колоссальной силой надо обладать, чтобы больше всего на свете бояться именно этого. Какой огромной силой.

журнал на фейсбуке
a_str: (Default)
Вот эту статью, наверное, читали если не все, то многие. Шесть жестоких истин, которые сделают вас лучше. Она выбивает почву из-под ног, она вызывает возмущение, она дает пинка.
Все верно.
Но в самом ее начале есть одна интересная штука. Вот что там сказано: если вы на взлете, если вы успешны, если вы просто счастливы, - это статья не для вас. Если вы не можете сказать так, то назовите пять впечатляющих фактов о себе.
"Если у вас возникли трудности, статья для вас, и она вас, черт подери, выбесит."

(И да, она меня выбесила. Потому что, видите ли, я счастливый человек. И могу назвать эти самые пять фактов, меня они еще как впечатляют, и этого более чем достаточно.
Но эта статья - манипуляционная. Она искажает действительность. Она искажает тот мир, который как раз и привел меня к счастью. Счастливые от нее счастливее не станут, а вот несчастные могут после краткого подъема погрузиться в тяжелейшую депрессию, и да, я считаю, что это несправедливо.)

В переводе на человеческий язык предисловие (о счастье и пяти фактах) означает вот что: если ты считаешь себя несчастным, ты - мой. Сейчас я завладею твоим вниманием, расковыряю все твои дырки, заставлю чувствовать себя еще более жалким и потерянным, потому что это, черт подери, тебе на благо.
У меня вопрос. Вот эти вот счастливые люди, которых просят отойти от голубых экранов в самом начале статьи - они стали счастливы, потому что у них каждый день почву из-под ног выбивали? Их каждый день выбешивали? Покажите мне счастливого человека, который стал таковым в результате ежедневного давления и только давления. Я-а бы посмотрел, как сказал финский таможенник, когда его спросили, показать ли ему документы.
То есть, первая мысль, которую я хочу записать в связи с этой статьей: нитроглицерин так не перевозят! Людей так не стимулируют. Людей так бесят. Абсолютно известный факт: похвала и положительная стимуляция действуют на порядки сильнее, чем брань и побои. Никогда никакие творческие способности не проявятся под бранью, под унижением. (Во всяком случае, я плохо себе это представляю, и я не о родителях сейчас.) Под бранью и унижением человек сделает ровно столько, чтобы прекратить брань и унижения. Он не будет работать сверх. Он не будет проявлять инициативу. Не будет и все.

А теперь по пунктам. )

Должен заметить в скобках, что написать это все меня сподвиг разговор. Если бы я просто отмахнулся от статьи - прочтя шапку, я был полностью свободен от дальнейшего чтения по уверению самого автора - я не стал бы ее обсуждать с ближними. Если бы я не стал ее обсуждать с ближними, я не стал бы разворачивать свои возражения, ограничившись "манипулятивный текст, не люблю манипуляций".
То есть действовал я как раз по статье. Что-то задело - не ленись, сделай с этим что-нибудь.
И в этом наибольшая горечь таких "пинков" - они никогда не врут на сто процентов. Только на часть. Полуправда.
Но я хочу, чтобы вы почувствовали себя лучше, а не хуже.
Я вообще хочу, чтобы в моей реальности люди чувствовали себя лучше. Эта статья нарушает мою реальность - и я пишу противовес.
Глядишь, и пойдете в приливе вдохновения сделаете что-нибудь действительно хорошее.
a_str: (Default)
Изначально это была книга, но приснилась как пространство.
И законы этого пространства были таковы, что всякое событие оставляло след, как самолет оставляет белые полосы в небе. Следы были цветные и пластичные. И каждый след перетекал из своего изначального состояния в след чего-то другого, вернее, это можно было сделать, если постараться.
След разговоров можно было сделать следом намеренья. И тогда разговоры становились намереньем.
След намеренья можно было переделать в след совпадения необходимого сочетания "здесь и сейчас", а его превратить в идеальный жест.
И это было пространство сна и яви одновременно.
Там, еще во сне, я проснулся-вынырнул из этого пространства с четким ощущением, что видел, как работает магия.

В предыдущем постинге - о практике организации времени - промелькнуло, что для того, чтобы взяться читать книги по тайм-менеджменту, нужно уже измениться. А когда-то давно, несколько лет назад, у меня был очень интересный разговор с другом М. "почему люди, так блестяще формулируя необходимые действия или некую картину мира, очень часто далее живут так, как будто не они сами только что расписали, что необходимо сделать, чтобы было так, как хочется".
Почему разговор не становится намереньем, а намеренье - выстраиванием обстоятельств, а выстраивание обстоятельств - идеальным жестом?
Почему вообще очень часто все заканчивается на разговорах, иногда доходит до намеренья, и крайне редко - до обстоятельств?
Потому что первое освоение - всегда эмоциональное.
Когда мы что-то решаем и начинаем копить энергию на какие-то перемены, мы проживаем эмоционально всю картинку - как сейчас начнутся занятия изо дня в день, как пойдут результаты, как изменится к лучшему вся наша жизнь.
И вот тут есть ловушка. Очень легко это эмоциональное проживание принять за то, что уже что-то делается. Что одним этим проживанием ты двигаешь всю цепочку вплоть до жеста, который совсем не за горами.

(Скажем так: я видел в жизни нескольких людей, которые действовали именно так.
Но. И очень существенное но. Пропуская на физическом уровне (то есть выстраивание необходимой подготовки только на уровне личной силы) все промежуточные звенья какого-то желательного события, эти люди в то же время очень, очень много работают над абсолютно материальными вещами. Они пишут книги. Они снимают фильмы. Они делают вещи, которые можно взять в руки. Их личная сила предметно реализуется постоянно.
Похоже, именно таким образом можно задействовать то, что здесь называется магией - чтобы одна пешка передвинулась сама, очень много пешек необходимо переставить руками. И каждую вывести в дамки. Вот тогда внезапно на доске появляется на одну дамку больше.
То есть "само" и "силой намеренья" что-то будет двигаться только тогда, когда уже очень много двигаешь. И тогда все твои жесты могут складываться в общую копилку "сдвига личной силы", даже если они вроде бы никак к этому сдвигу не относятся.)

Это эмоциональное проживание абсолютно необходимо. Но для того, чтобы все не закончилось только им, действительно необходимы якоря, физические привязки, живые действия - иначе все уйдет в песок. Нужно планировать, бить на маленькие задачи и делать хотя бы по одной задаче раз в несколько дней - и таким образом "заземлять" эмоциональное проживание, вливать его в проживание физическое.
Мне очень помогают записи - если ни на что другое совсем нет времени.
a_str: (Default)
В одном большая часть книг по тайм-менеджменту - в том числе и система флай-леди - одинаково безбожно врет.
В заявлении "если вы каждый день будете тратить на дело, которое вы хотите сдвинуть, пятнадцать минут, вы его сдвинете".
Нет, все правильно, если что-то двигать каждый день, оно, несомненно, сдвинется.
Вранье тут - пресловутые пятнадцать минут.

Это никогда не пятнадцать минут. Никогда. Самая малая времяпотеря будет тогда, когда вы возьмете это самое дело, продумаете как следует все, разобьете весь процесс на пятнадцатиминутные отрезки - и будете неукоснительно делать то, что наметили.
Но сюрприз! Семь на пятнадцать - это девяносто пять, полтора часа в неделю. А теперь прибавьте к этому все то время, которое вы потратили на то, чтобы продумать стадии, выделить их и определить им место в каждом дне из семи. Это при условии, что никаких, повторяю, никаких подготовительных работ не требуется. Если у вас получится часов шесть - вы гений организации. Я думаю долго. Правда, можно это делать на ходу. Или на бегу.

Но обычно люди подходят гораздо проще. Они раскачиваются. Они собираются. Они по часу собираются с силами, духом и решимостью на то, чтобы делать что-то новое пятнадцать минут.
Так вот, люди дорогие, это нормально. Это абсолютно нормально, такой КПД.

Это я почитал очередную книжку. Автор на голубом глазу пишет следующее: если вы ставите себе целью за год похудеть, напланируйте, сколько вы хотите терять кило в месяц, выделите для этого буквально 15 минут в день, и если вы это будете делать каждый день, у вас все получится.
Почему он ни слова не говорит о том, что после пятого сбитого килограмма (в общем-то, уже через месяц) вам надо будет либо увеличивать время на занятия, либо смириться с тем, что ваш прекрасный расчерченный план летит к черту.
Почему в это "15 минут на побегать" нихрена не подключается "и десять минут на душ после этого, и учтите, что еще по крайней мере четверть часа после интенсивных занятий вы не сможете делать ничего существенного, вам чайку попить и посидеть спокойненько, либо это были не интенсивные занятия".
Потому что, конечно же, если он напишет "на всякое нововведение в вашей жизни вам потребуется час в день по крайней мере" - никто не будет читать эту книгу. Выкроить час - это очень сильно перетрясти все расписание.
Вы когда-нибудь пробовали скурпулезно записывать, сколько вам нужно времени на то или иное действие? Так вот, прежде чем у вас будет уходить на бег "ровно 15 минут", узнайте сначала, сколько вам надо времени, чтобы одеться и выйти.
А потом прибавьте к этим пятнадцати минутам поездку в икею за полкой и коробочками, в коридор, потому что сил уже нет искать каждый раз ключи по сумкам и карманам, с которыми вы обычно ходите на улицу - и проще заставить себя научиться каждый раз все вынимать из карманов и класть по коробкам, чем ругаться и чертыхаться.
Да, прибивание полочки тоже к этому прибавьте.

Я как-то начитался системы флай-леди и подумал - ну, почему не попробовать? Разбиваем квартиру на зоны, после этого - двадцать минут в день, красота!
Но я существо въедливое, и я записывал. Так вот. Два часа в день. Два часа. Трехкомнатная квартира с двумя людьми и тогда еще тремя котами. Без детей. Еще раз: без детей.

Я это все к чему. Лучше знать такие вещи заранее, когда берешься себя организовывать. Чтобы, вылетая из графика (а это будет, обязательно) не говорить себе - ну, конечно, я растяпа, я не могу организоваться, вон же человек пишет - 15 минут, а я?
Человек врет. Закладывайте час на каждые 15 минут чего-то нового - и все получится. Примерно полгода спустя час превратится в полчаса. И можно будет заложить еще час.
a_str: (Default)
Сформулировал, имеет смысл записать и сюда:

Лет восемь назад, только собирая терминологию по держанию и раскачиванию, я хорошо представлял, какова пища позиции "нет" - сырая, тяжелая, как сель, но очень обильная эмоциональная волна, основанная прежде всего на жалости к себе.
Позиция "нет" более всего работает на выяснении отношений, а любое выяснение отношений в позиции "нет" так или иначе затрагивает чувство собственной значимости. Начинается вс с того, что собственная значимость отрицается собой или партнером ("ты тупица, лентяй и лузер" могут произносить любой из пары, это неважно), - а в процессе работы все-таки признается в той или иной форме, с большими или меньшими оговорками, но признается. Новый виток начнется с нового отрицания.
Энергия этой разницы и есть энергия позиции "нет". Она огромна. Она никогда не надоедает - как такое может приесться, вот только что тебя не любили, а теперь снова любят, ты снова в центре мира, тебе в тысячу первый раз дали понять, что ты ценен, важен и нужен, - причем,  что самое интересное, просто отменяя изначальный посыл "не ценен, не важен, не нужен".
И вхождение в первый полюс (минус) всегда сопровождается чувством жалости к себе. Чувство жалости к себе таково, что его непременно должен отменять кто-то извне. Кто-то извне должен придти и сказать, что ты ценен, важен и нужен, у самого тебя это не получается.

Так я сейчас отличаю жалость к себе от просто горечи: если при этом чувствуешь,  что кто-то извне может (а то и должен) придти и исправить ситуацию, резко все сделать лучше, и все это во имя тебя - можно считать, что это она, жалость. Когда же то, что произошло, просто жжет тебя изнутри, никак не отменяя того, что ты и кто ты, просто отравляя каждый глоток воздуха; когда любые действия по улучшению ситуации будут постройкой чего-то нового, а не спасения старой конструкции, а более того - когда и представить-то невозможно, что можно сделать, как невозможно представить, что можно сделать с (к примеру) отрезанным пальцем, - вот это горечь. И я должен сказать,  что по уровню обратимости жалость к себе гораздо, гораздо гибче. Но она - изолирует, а горечь - нет, по крайней мере - меня. Из горечи можно идти что-то строить заново, даже если ты остался один на свете, из чувства жалости к себе - нет, потому что перекрыт сам источник деланья внутри тебя, ты не можешь начать действовать в полную силу, пока кто-то извне не придет и не разрешит тебе это.

И вот, хорошо зная энергию позиции "нет", я почти не мог себе представить энергию позиции "да". Когда твоя ценность вообще не подвергается тобой сомнению (это попросту невозможно) - где добыть достаточную разницу, чтобы била, как током, чтобы хотелось двигаться и что-то делать? Оказалось, что дело в глубине восприятия. Что разница примерно такая же, как между ямой в саду и артезианской скважиной: яма наполняется за считанные часы, быстро пересыхает, снова наполняется, вода в ней мутновата и легко зацветает; до артезианской скважины попробуй еще пробейся, да доберись, да сумей ведро спустить и вытянуть, но слаще этой воды нет ничего на свете, и конца ей тоже не видно. Что если позволить себе действительно глубоко чувствовать, в полную силу,  - острейшее наслаждение и энергию приносит решительно все.
С другой стороны - как позволишь себе глубину чувств, пока позволяешь себе чувство жалости к себе? Фокус ее в том,  что она не просто допускает опровержение, ее целью стоит - из ощущения не-ценности выйти к ощущению ценности, это заложено в самой основе,  величайшая сила утешения. И если погрузиться в ней на большую глубину, можно просто не выплыть. А купировать восприятие можно только все целиком, избирательно не получится.
a_str: (Default)
Я хотел рассказать о добыче последних лет.
О том, какова она и откуда, и как так вообще получилось.

Дело в том, что примерно с 2011 года мы жили в режиме "на износ" - прежде всего с точки зрения эмоций и ресурса.
До этого было скорее "непросто". Но в сентябре 2010 длительную, тяжелую болезнь Тигриной мамы, с тромбозом и болями, диагностировали как рак. И после этого все покатилось под очень крутую горку, прежде всего потому, что моя теща, царствие ей Небесное, совершенно не умела болеть. Знаете таких людей - когда им больно, эмоционально или физически, они не в состоянии переносить эту боль без того, чтобы найти виновного в ней извне. Были виноваты врачи, был виноват немецкий язык, была виновата страна, в которой ее лечили и, конечно, близкие, которые не спасли. А близкие были мы, хотя больше всего, конечно, доставалось Тигриному папе. Мы прекрасно понимали, что это боль и страх, и утешали ее, как могли, и торчали в больнице, и приезжали всякий раз, как могли вырваться, Тигра сменила работу - предыдущая была завязана на длительные командировки, из которых не уехать чуть что.

За ту зиму я узнал о страхе и отчаяньи больше, чем за всю жизнь. О том, как он прорастает в человеке, как заставляет его замирать или кидаться на окружающих, видеть злой умысел там, где его очевидно нет - и в отдельных деталях, и в мироздании в целом.

дальше - больше )
a_str: (Default)
Хотя, с другой стороны, чего понедельника-то дожидаться?

Я очень давно хотел это записать - и чтобы у себя сохранить ссылку, и чтобы высказаться.
Людмила Петрановская написала очень хорошую статью о том, в чем, с ее точки зрения, заключается работа психолога.
Ее в принципе полезно почитать, потому что работа эта самая мифологизируется прямо на глазах. А тут простым и понятным языком расписано: с чем приходишь, что происходит, что получаешь.
И речь идет прежде всего о работе с травмой.
Вкратце: ребенок (да и взрослый, чего уж) получает травму, когда:
с одной стороны, его психика сама не в состоянии обработать полученный опыт, переживание, потрясение;
с другой стороны, он не получает помощь в этой обработке от тех, кто в его представлении обеспечивает ему поддержку и защиту.
Родители, к которым ребенок бежит со своим переполненным буфером, кипя эмоциями и не понимая, куда эти эмоции отнести, предлагая разговор, утешение, поддержку - предлагают "контейнер" для этих эмоций. Вместилище. Если в "контейнере" отказано, ребенок (взрослый) как-то справляется сам, как правило, методом изоляции. Не могу это обработать - значит, этого нет. И всего, что с этим связано, тоже нет.
Если способности к изоляции велики, а травма сильна - гм, на выходе получаем Северуса Снейпа, который точно знает, что ничего хорошего в человеке по имени Поттер нет и быть не может. Хотя где уже тот Поттер.
(И еще много в статье о том, каким образом психотерапевт может предоставить этот "контейнер" и работать с ним, чтобы снять изоляцию, а за ней и травму.)

Меня часто спрашивают, а что делать, кроме как пойти к психологу.
Так вот, примерно тот же эффект контейнера мне дали письменные практики. Сначала я писал просто по три страницы от руки каждый день - все, что взбредет в голову. Я записывал сны, разговоры с воображаемыми собеседниками, события, которые произвели на меня впечатление, обсуждение этих событий, если оно потом было, обсуждение этих событий, которого не было, но могло бы быть. Мои тетрадки стали мне контейнером. Я писал почти каждый день в течение двух лет и извел шесть толстых тетрадей, прежде чем дело пошло сдвигаться.

"Дарагой днивничок" - и поехало то, что не скажешь не то что психологу, а даже на исповеди. Не потому, что стыдно, а прежде всего потому, что это - неправда. Но ее обязательно нужно выкричать, хотя бы для того, чтобы через два дня перечитать и понять - неправда, какое счастье, что неправда!
Только писать нужно обязательно от руки. Может быть, действует мелкая моторика, может быть, неспешность - пишу я гораздо медленнее, чем печатаю. Но так или иначе, действует.
А, да, заодно я в процессе увлекся каллиграфией.
Не говоря уже о том, что привык записывать все идеи по рисункам и текстам, приходящие в голову - и оказалось, что у меня их очень много.

(Теперь осталось только научиться хотеть рассказывать истории, но это уже отдельная тема. Вот завтра и попробую.)

July 2017

S M T W T F S
      1
2 3 45678
91011121314 15
16171819202122
23 24 2526 272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Powered by Dreamwidth Studios