a_str: (Default)
[personal profile] a_str
И немного о границах.
Недавно в разговоре была упомянута лекция Брене Браун на сайте TED. "Сила уязвимости".
Очень хорошая лекция, очень верная и точная. Брене говорит о том, что, признав свою уязвимость, свои слабые места, найдя в себе силы сказать о них вслух, люди становились сильнее, а не слабее.

Никак не оспаривая саму идею, я хочу заметить, что тут есть один пункт, который часто... ну, просто воспринимают как должное. Считается, что когда человек рассказывает о своих эмоциях, он рассказывает о своих слабостях. Когда он рассказывает о своих слабостях, он фактически признает, что слаб или по крайней мере был слаб когда-то, и если подвергнется сильнейшему воздействию эмоций снова, то снова будет слаб.
Не буду расписывать, в какой мере это касается проявлений эмоций мужчинами. Кто из мальчишек ни разу не слышал "подбери сопли, ты же мужчина" (или все что угодно в этом ключе), пожалуйста, поднимите руки.
Как говорит Д.В., я так и думал.
Проявление эмоции = проявление слабости. Если уж испытал прилив эмоций, так хоть молчи об этом, что ли. Не трепли на каждом углу, что ты слабак.

Давайте чуть-чуть разберемся.
Я хочу сейчас поставить палец на очень важную разницу. Между "испытал эмоции и сорвался" и "испытал эмоции и смог рассказать об этом".
Похоже, при упоминании эмоций в порвую очередь приходи в голову недопустимая истерика, битье посуды и выкрики фраз, о которых потом очень пожалеешь.
То есть в первую очередь рассматриваются страх, стыд и чувство вины.
И никому не хочется испытывать ни одну из них, потому что истерика, битье посуды и далее по списку. Неприглядное зрелище, и это неприглядное зрелище буду я, если поддамся.

Но есть одно правило, абсолютно непреложное для каждого человека. Эмоции даны комплектом. Не имея доступа к одной, не имеешь доступа ко всем. Избегая испытывать то, что мы привычно называем эмоциями, мы избегаем эмоций вовсе.
Не говоря уже о том, что не делая никакой разницы между навязанными эмоциями - навязанным страхом, стыдом и чувством вины - и собственными эмоциями, человек не в силах отделить, скажем, собственный гнев от упреков со стороны. Его упрекают, он гневается, злится, чувствует вину, боится - все это выступает огромным спутанным клубком, в котором и черт ногу сломит. Ну его, распутывать, лучше избегать ситуаций, в которой тебя кто-то может в чем-то упрекнуть.
А как ее избежать? Невозможно быть безупречным, невозможно быть хорошим для всех. То есть избежать можно только одним способом - наброситься в ответ либо вообще набрасываться первым. Это считается сильной позицией.
И вот ваши домашние ходят тише воды, ниже травы (после очередного скандала), вы - полностью правы. Только вот ничего почему-то не радует. Счастье - выдуманная штука сопляков, верящих в алые паруса, жизнь - паршивая штука, особенно после сорока, когда собственное тело тоже как-то не очень спешит предоставлять гормональные коктейли по первому требованию.
И это все называется позицией силы.

На самом деле это позиция зависимости. Да, у вас есть возможность рявкнуть на ближнего так, что он заткнется. Да, вы немедленно обуздываете свои эмоции, как только они проявляются - вы не даете волю ни гневу, ни раздражению, ни - упаси боже! - слезам. А чувство собственной правоты - вещь очень приятная и полезная.
Но.
Это все можно получить только при наличии внешних раздражителей. Чувство собственной правоты вообще вещь исключительно добываемая об ближнего. Равно как и раздражение. Равно как и стыд и чувство вины. Если у вас нет ближнего под рукой, который готов вам предоставлять себя в качестве стенки, об которую можно постучать этим мячиком, вы вообще остаетесь без эмоций.
Вы полностью зависите от тех, кто вас окружает.
И вот удивительная вещь. Почему-то они неспособны вызвать ни радость, ни счастье, ни чувство безопасности и защищенности. Как так получается, что гнев и раздражение могут, а чувство безопасности и уверенности в своих силах, вдохновение в конце концов - нет.

Есть счастливцы, которым это вдохновение, чувство безопасности и уверенности дают не ближние, а что-то другое. Любимая работа, путешествия. Но потом появляется ближний (или дальний) и все портит.

Я хочу рассказать.
Я хочу рассказать о позиции силы. Эмоциональной силы. Это состояние, в котором эмоции проживаются во всей красе, но никак не влияют на решения, которые вы принимаете. У вас отдельно - боль и тот, кто ее вызвал. Тот, кто ее вызвал - сам по себе и свой собственный, а ваша боль - это ваша боль. Это вы ее проживаете, она обусловлена только тем, что у вас очень хороший доступ к эмоциям. Точно так же этот же вызвавший может вызвать и нежность, и страсть, и томление, и вдохновение. Каким-то словом, каким-то жестом.
И если вы умеете донести до ближнего - вот здесь ты причинил мне боль. А вот тут - вызвал нежность. А вот тут благодаря тебе мне пришла в голову така-а-ая потрясающая идея! Если вы умеете все это рассказать, если нежность и вдохновение ничуть не меньше боли, я вам открою страшную тайну.
Ваш ближний будет пытаться пореже причинять боль и почаще нежность.
По одной простой причине - люди любят нравиться. Если ответной реакции от вас проще всего добиться болью - и если эта ответная реакция будет бурной, будет разрядкой, будет сытной едой, - вам будут причинять боль. А вот если реакции не будет, никакой, кроме: ты в курсе, что ты сделал мне больно? Нет? Тогда я говорю тебе об этом, - зато реакция на нежность, на вдохновение, будет такой, как и полагается быть - бурной, с хождением на голове и... да хоть битьем посуды, если это доставляет удовольствие, - в следующий раз ближний постарается вызвать ее же. Вызвать нежность и вдохновение.

Но какой дурак будет говорить "у меня от тебя нежность и вдохновение", верно? Это же позиция слабости. Вот "ты мне все испортил" или "я не могу на тебя положиться" - это запросто. Это позиция силы. Обвиняешь - ты прав и силен. Лепечешь о нежности и вдохновении - ты слаб.

Это более чем популярная точка зрения. Непопулярная точка зрения, которую я тут пытаюсь изложить, заключается вот в чем. Нет ничего более сильного, чем пребывание в постоянном контакте со своими эмоциями.
И нет лучшей проверки границ на прочность, чем незвозможность обесценить эти эмоции со стороны. Хорошо простроенные границы позволяют допустить мысль, что один и тот же человек в состоянии причинить и колоссальную боль, и колоссальную нежность. И причиненная боль - отдельно, нежность - отдельно, и никакие предположительные язвительные замечания вроде "нюня и слабак" не в состоянии затнуть вам рот, когда вы говорите ему, что он вам дорог и важен, даже когда пытается вывести из себя.
А если вы молчите о собственных эмоциях, потому что кто-то может сказать "нюня", или, все-таки сказав, кидаетесь на обидчика, лишь бы он замолчал, делаете так, чтобы он навсегда исчез из вашей жизни - это означает, что вами движет тот же самый страх, который заставил его сказать "нюня". Тот же самый. А вы об этом ничего не знаете. И знаете почему? Потому что когда-то вам сказали "бояться плохо и признак слабости", и вы решили, что вы сильный и никогда не будете испытывать страха. Но не испытывать страх невозможно.
Зато можно определить, будет проживаемсый страх влиять на то, что вы делаете и говорите, или нет. Но для этого надо очень хорошо знать, чего боишься.

Одно из самых мощных моих впечатлений от "Твин Пикс" - фраза очень, очень сильного человека "больше всего на свете я боюсь, что любви может оказаться недостаточно". Какой колоссальной силой надо обладать, чтобы больше всего на свете бояться именно этого. Какой огромной силой.

журнал на фейсбуке

September 2017

S M T W T F S
      1 2
3 4 5 6789
101112 13141516
17181920212223
24252627282930

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Powered by Dreamwidth Studios